raccoon

Эндрю Гарфилд: там, где мы сильнее всего ранены, мы и больше всего одарены

13 августа 2018 eye639 0

Мистер Гарфилд, кто вдохновляет вас в последнее время?

О, есть отличный мифолог Майкл Мид, я много его слушаю и читаю его книги. У него есть потрясающий подкаст, который называется «Живой миф». Он сильно вдохновляет и помогает понять контекст того, где мы сейчас находимся с точки зрения мифологии, что является забытым видом искусства в стиле Джозефа Кэмпбелла. Так что я действительно сильно вдохновлен этим человеком и вовлечен в его работы. Он известный и очень мудрый. Также читаю Мэри Оливер.

Она поэт, да?

Именно. Это замечательная американская поэтесса. Кроме того, я читал ее небольшие эссе. А недавно прочитал в интернете удивительное произведение поэта Э. Каммингса. Мне он действительно нравится как поэт, а еще сверху на странице была отличная цитата: «Быть собой в мире, который каждый день делает все возможное, чтобы заставить тебя быть кем-либо другим - означает сражаться в наиболее трудной битве, которая только может быть». Эта идея, эти слова сильно вдохновили меня... Нас постоянно склоняют быть теми, кем мы не являемся на самом деле, по своей природе.

Несколько лет назад вы любезно поблагодарили школьного задиру за то, что он дразнил вас. Тогда вы сказали, что он сделал вас стать тем, кем вы являетесь сегодня.

Да, но эти демоны… они никуда не уходят. Они всегда витают вокруг; просто их голоса немного утихают. Возможно, через время, если вы будете усердно работать над собой, они вовсе исчезнут. Кто действительно проводит время с самим собой и делает что-то, что помогает сделать эти голоса, несущие плохие мысли, тише?

Это то, что вы чувствовали?

Ну, есть еще одна идея, которая мне очень импонирует: там, где мы сильнее всего ранены, мы и больше всего одарены. Это потрясающее - и это правда. Для меня это звучит очень убедительно. В чем бы я ни был ранен, в чем бы кто-либо из нас ни был ранен, если мы нырнем в эти раны, в свою боль, и хорошенько поработаем над этим, мы обязательно найдем себя, мы найдем свою настоящую, истинную одаренность.

Откуда берутся такие открытия? Вы сами находите их?

Я часто нахожусь в поисках! Мне нравится читать, мне нравится проводить время с определенными людьми, мне нравится уединяться или общаться с друзьями... Это часть того, что дает мне желание жить.

Как вы расслабляетесь?

Наверное, немного побыть на природе - это то, что лучше всего помогает мне расслабиться. Позволить себе оставить дела, успокоится, побыть наедине с собой, выбраться из Лондона, выбраться за город. Больше всего я успокаиваюсь, когда отправляюсь в пригород, Оксфорд, или недавно я поехал в Биг-Сур, штат Калифорния. Как по мне, там очень красиво, и это придало сил.

Отрывок из фильма «Социальная сеть» (2010) с Эндрю Гарфилдом

Вы, по-видимому, также изучаете природу существования, употребляя грибы.

(Смеется). Я говорил об этом в интервью, и это каким-то образом связано с грибами, но я также говорил об аяхуаске (напиток, имеющий сильные галлюциногенные свойства, который традиционно готовят и употребляют шаманы индейских племен Амазонки). Я полагаю, что галлюциногены являются интересным способом исследовать свое сознание. Это не то, к чему можно относиться легкомысленно! Это не шутки. Я говорю о подлинном поиске. Мне очень интересно все то, что я открываю, находясь под воздействием этих галлюциногенных препаратов. Область довольно интересная для изучения.

Стал ли процесс роста и исцеления проще, когда вы повзрослели?

Ну, я считаю, что отношения с моим отцом - это мое наибольшее достижение. Теперь у нас с папой невероятные отношения, но нам обоим пришлось немало потрудится для этого. Сейчас мы являемся лучшими друзьями друг для друга. И я не имею в виду какую-то сентиментальность, я имею в виду настоящую дружбу! Это заняло много времени, чтобы достичь этого. У нас было много трудных разговоров, работы над собой и мужества, чтобы принять друг друга такими, как мы есть, чтобы принять некоторые вещи о нашей семье, о предыдущих поколениях. Мы действительно делали много для того, чтобы примириться, и продолжаем это делать. Мне кажется, немногие мужчины переживают что-то подобное со своими отцами. Это относится к тому, что я говорил о ранах и дарованиях.

Что вы имеете в виду?

К примеру, в фильме «Дыши ради нас» (оригинальное «Breathe») я играл Робина Кавендиша, активиста, которому в возрасте 28 лет был поставлен диагноз полиомиелита. Он не сдался, но продолжил преодолевать свои страдания и вдохновлял многих людей. И это то, что можно описать как «израненный целитель». Вы не можете никого исцелить, если у вас самих никогда не было настоящих ран. Это единственное, что имеет смысл. Робин принял свои раны и превратил их в этот невероятный дар: стремление жить и угроза того, что эта жизнь закончится. Его дар заключался в том, что он жил.

Экзистенциальные темы жизни и смерти - это то, чему вы, кажется, уделяете довольно много внимания в своих фильмах.

О чем еще думать? Все касается жизни и смерти. Все истории сводятся к жизни и смерти, даже романтические комедии - и те о жизни и смерти: как бы вы еще поняли при жизни, что такое любовь?

И такие темы становятся особенно важными теперь, когда мы живем в довольно циничное время.

Мы живем в циничное время, да. Все кажется немного одноразовым, и это печально. Телефоны с каждым днем убивают нас, ставя под угрозу наше воображение, наше подлинное единение. Это моя теория. Но я не верю, что цинизм - это истина, я не верю, что это то, как люди действительно хотят жить. Но знаете что? Мы можем жить жизнью самоотверженности и искренней любви, терпения и подлинной радости.

 

По материалам The Talks.

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о